Курбан Бердыев: Нельзя ломаться. Если веришь в себя, можно сделать все. Вообще все...


Откровенное интервью главного тренера «Рубина» о том, что помешало ему совершить чудо. Часть 1-я
«Мы понимали, что результата, особенно после первого сезона, не будет, когда увидели, что нет боеспособного коллектива, а в голове у игроков безразличие», — подводит черту под первой частью сезона Курбан Бердыев. Тем не менее он видит, как шаг за шагом нынешняя команда меняется в сторону того «Ростова», где были «бойцы, которые высекали». В интервью Бердыев рассказал о том, как перезагружался, почему работа до 3–4 часов ночи для него норма жизни, а также об участи Анчелотти, Липпи и Сарри.
Курбан Бердыев: «Моя закрытость прежде всего связана с чертами характера. Мне не нравится много говорить, особенно о профессиональной деятельности»
«ПЕРЕЗАГРУЗКА НУЖНА ВСЕМ И ВСЕГДА»
– Курбан Бекиевич, вы заметно изменились за годы, что не работали в Казани: даже ваши ответы на пресс-конференциях стали другими, более развернутыми, открытые тренировки, поведение во время матчей. Вы внутренне раскрепостились или это видимость?
– Моя закрытость прежде всего связана с чертами характера. Мне не нравится много говорить, особенно о профессиональной деятельности. Я считаю, что если говорить, то обстоятельно и не спеша, в ходе беседы, чтобы не было недосказанности. Недосказанность меня пугает, потому что можно это развернуть в любую сторону. Моя закрытость раньше была связана и с боязнью проявления звездной болезни у ребят после «бронзы» 2003 года. Но после ухода из «Рубина» я много ездил, понял, что нужно быть более открытым мне самому и клубу. Поэтому вы сейчас видите, что, даже когда мы неудачно играем, каждый четверг мы открыты для журналистов. В ходе этой беседы хочу поговорить о том, что нас волнует, чтобы болельщик понял, что мы думаем, как мы видим, куда движемся, что хотим поменять.
– Спасибо, что согласились на нашу встречу. Вы не в первый раз говорите, что в последние годы поменялись во многом. Что эта перезагрузка дала вам в футбольном плане?
– Прежде всего позиционная атака. Когда я играл, то выступал на позиции диспетчера, во мне эта атакующая жилка была, есть и будет. Но так складывалось в тренерской карьере, что приходилось в основном заниматься обороной. Команды, которые мы принимали, находились внизу турнирной таблицы, прежде всего необходимо было наладить оборону. Это и «Химки» (Джамбул), и «Кайрат», и «Кристалл», и «Рубин». Так сложилось, что я и стал с этим ассоциироваться...
– Вам нужна была эта перезагрузка? Речь об уходе из «Рубина» в 2013 году. Согласны, что команда и вы пребывали в кризисе, чувствовался какой-то застой?
– Перезагрузка нужна периодически всем и всегда. Что касается кризиса и застоя, то связано это с тем, что внутри клуба сломалась система, в которой было все отлажено и которая давала результат. Но нами было четко определено направление, по которому развивался бы клуб, и после многих командировок оно окончательно укрепилось.
– Вы ведь тогда были и вице-президентом, у вас были дополнительные нагрузки, вы переключались с тренерской деятельности на менеджерскую.
– Да, но, когда мы все наладили, мне было легко. Вот эти должности... Я ведь практически футболом только занимался. Всем остальным занимались Гусев, Сайманов и Голов. Мы наладили все организационные вопросы. И когда механизм заработал, то я уже занимался только футболом.
«Что касается кризиса и застоя, то связано это с тем, что внутри клуба сломалась система, в которой было все отлажено и которая давала результат»
– Руководство «Рубина» в свое время вас долго уговаривало взять команду?
– Большая благодарность Камилю Шамильевичу Исхакову за приглашение в «Рубин». При первой встрече не договорились, так как мы сразу хотели выстраивать инфраструктуру, а Камилю Шамильевичу нужен был результат только «Рубина». Но при второй встрече договорились, что параллельно выстраиваем и «Рубин», и инфраструктуру. Не пригласи он нас тогда, многое в тренерской карьере пошло бы по-другому.
– Вы ведь тогда перестроились на игру с тремя центральными защитниками?
– Опыт работы в три защитника был в «Ген­члер­бир­ли­ги» в Турции, поэтому особых проблем не было, мы и сейчас играем в три защитника. Было бы у нас два быстрых центральных защитника, может быть, мы бы в четыре защитника играли. Но игра в три центральных защитника все-таки более атакующая, чем в четыре. Все дело в том, какие функциональные обязанности в обороне и атаке получают игроки.
– Болезнь Александра Мацюры, тренера из вашей команды и вашего давнего помощника, сказалась на проблемах команды в тот момент или это преувеличение?
– Нет, не преувеличение. Мацюра же помимо больших знаний во всех направлениях чувствует игроков. Он умеет с ними разговаривать, раскрыть каждого. И то, что Мацюра заболел, сказалось на выстроенной системе. Мацюра ведь заболел, потому что 24 часа в сутки работал. В «Рубине» тренеры в три или четыре часа ночи могли к друг другу зайти, обсудить, что-то взять, перекусить, дальше работать. Это считалось нормой.
«Большая благодарность Камилю Шамильевичу Исхакову за приглашение в «Рубин». Не пригласи он нас тогда, многое в тренерской карьере пошло бы по-другому»
– Сколько лет вы ведете такой образ жизни?
– Это началось где-то с 2006–2007 годов. И такой ход работы пошел, он стал привычным, сейчас он такой же. Я могу полчаса поспать днем либо в машине в дороге.
– Такого отношения хотите и от игроков?
– Профессионального – да, но уже видим изменения. Мы ведь каждую игру разбираем их ошибки, монтируем, на видео показываем, а сейчас отдаем игрокам, и они сами должны находить эпизоды.
– И это работает?
– Да. Даем футболисту видео, он его разбирает (только свои ошибки после каждого матча) и приходит к нам. Смотрим вместе с ним. Раньше находили 6–7 ошибок всего, сейчас – больше, а мы можем показать ему до 30–35 ошибок. Футболист может не обратить внимание на элементы, которые многое определяют.
– Давно это практикуете?
– Когда почувствовали, что ребята внутренне готовы к этому, когда поняли, что игроки готовы воспринимать. Это как с посевной: если земля не готова, то зачем туда сеять зерна?
– В «Рубине» раньше вы такого не применяли? У кого-то подсмотрели или это ваша идея?
– Нет, раньше не было этой практики, ни у кого не подсмотрели. Применяли это еще в «Ростове».
«Сила Маурицио Сарри в организации. Казалось бы, человек никогда в футбол не играл, но у него настолько интеллектуальная голова, аналитический склад ума помогает ему все разложить по полочкам, организовать игру»

«ХОТЕЛ ПРОСИТЬ САРРИ ВОЗГЛАВИТЬ «РУБИН» ПОСЛЕ МОЕГО УВОЛЬНЕНИЯ»

– Расскажите, чем вы занимались год после увольнения из «Рубина»?
– Получал ответы на те многие вопросы, которые у меня были. Более того, получил направление – это самое важное: хотел понять, где мое. Не чужое, а мое. И увидел это. Был во многих клубах на стажировках, сопоставлял, сравнивал, изучал. Жизнь показывает, что выбрал правильное направление. В «Ростове» не в полной мере это применял, испугался. Но еще в арсенале есть много вещей, которые не применяю.
– Что хотелось бы вам реализовать?
– Позиционную атаку. Это долгий процесс, но мы уверены, что все получится. Хотя и оборону нужно совершенствовать. Ее надо уметь выстроить, чтобы работала синхронно и каждый знал свой маневр. Если кто-то считает, что это несложно, он глубоко заблуждается. Посмотрите: все топ-команды, которых устраивает счет, находятся за линией мяча.
В позиционной атаке должно быть единое понимание одной и той же ситуации. Творчество, вариативность и скорость выполнения взаимодействий – вот чего хочется добиться. В матче с «Локомотивом» отрезками получались те моменты, которые хочется видеть.
В идеале было бы здорово иметь баланс обороны и атаки. Можно выставить 5–6 атакующих игроков с малыми оборонительными функциями и успешно играть в чемпионате России, но успешного выступления в Лиге чемпионов без баланса обороны и атаки не будет. С обороной более или менее что-то получается, а позиционной атакой целенаправленно не занимались. Понимаем, что добиться баланса будет непросто, но, думаю, все получится, нужно время.
– К кому вы ездили на стажировки? Кто вас особенно впечатлил?
– Самое сильное впечатление оставили Марчелло Липпи и Маурицио Сарри. Липпи – великий тренер, чемпион мира, и мне было интересно, как он работает в Китае. Мы договорились, что смогу посетить тренировки. Когда увидел первое занятие, то сразу понял его величину. Организация занятий, последовательность, чего он хочет от игроков – я уже знал, как он будет играть. И он так и сыграл на следующий день.
– Он знал, кто вы?
– Нет, не знал. Просто разрешил приехать – и все. Но другим не разрешал почему-то. Через день он спросил: «А чего ты приехал ко мне? Я посмотрел, кто ты. Ты что меня травишь?» Он навел справки обо мне, мы жили в одной гостинице и с ним потом часами разговаривали. Величие великих тренеров в их простоте и открытости.
Я приезжал к Маурицио Сарри, он тогда тренировал «Эмполи». Это был тренер, которого многие не знали, а сегодня он тренирует «Наполи». Но я по матчам «Эмполи» чувствовал мощную организацию. Начинаю смотреть, кто такой Сарри – бухгалтер. Вообще не понял, как так. Подумал, может быть, его сила в помощниках... И приехал к нему. А он очень доступный, простой, в спортивном костюме.
– В чем его секрет?
– Его сила в организации. Казалось бы, человек никогда в футбол не играл (до начала футбольной карьеры Сарри был банковским работником – прим. ред.), но у него настолько интеллектуальная голова, аналитический склад ума помогает ему все разложить по полочкам, организовать игру.
Когда Сарри был в «Эмполи», ему звонил Спаллетти, который тогда был без работы, и говорил: «Когда будешь проводить тактические занятия – позвони, я приеду». Эти тренировки действительно интересные, там все до мелочей учитывается. Я такое удовольствие получил! Отдаю ему даже большее предпочтение, чем Гвардиоле. Его сила в деталях, и у него вообще нет мелочей. У Гвардиолы их тоже нет, но Сарри копает еще глубже. В этом его сила. И когда я это увидел, то сразу захотел позвать его в «Рубин».
– Вы серьезно? Вместо себя после вашего увольнения?
– Да! И я с ним разговаривал. Его помощник мне говорит: «Давай-давай». Когда к нему приехал, то понял, что это тот человек, который поднимет «Рубин». Сарри – очень сильный тренер. То, что «Наполи» идет в лидерах, – это закономерность.
– Вы называете только итальянских тренеров. Почему такой интерес именно к ним?
– У меня еще была договоренность приехать к Гвардиоле, но не получилось. Итальянцы мне вообще близки. Я понимаю их философию, а Сарри – это что-то новое. Это человек, который вносит новое в футбол. Арриго Сакки не случайно сказал, что Сарри – следующий этап развития футбола.
«Анчелотти в общении был очень доступным, легким, не стеснялся даже спрашивать что-то. Они ведь играли финал с «Атлетико», а мы с «Рубином» до этого «Атлетико» обыгрывали»
– Вы были в «Реале». Как вас принял Карло Анчелотти?
– Пример: мы стояли у края поля где-то поодаль, все звезды «Реала» выходят на тренировочное поле, к ним последним выходит Карло. И потом он вдруг кричит: «Идите сюда! Подходите!» Я не понял, кому это он кричит, кого зовет. Они ведь в центральном круге стоят, там все звезды клуба, Зидан уже был в тренерском штабе. Анчелотти кричит: «Чего вы там стоите?! Вы же приехали смотреть, а не в стороне стоять!» И потом в общении он был очень доступным, легким, не стеснялся даже спрашивать что-то. Они ведь играли финал с «Атлетико», а мы с «Рубином» до этого «Атлетико» обыгрывали. И Анчелотти спрашивал: «Какие слабые места ты видишь у них?»
– Даже так?
– Да, он очень открытый. То есть с ними легко, они доступны. И даже когда мы с «Ростовом» играли против «Баварии», то договорились перед матчем, что после посидим где-то, поужинаем. Но 0:5 – какой там ужин? И я на ребят там наехал в раздевалке.
– Из-за чего конкретно?
– Они не верили, что могут выиграть. Вышли без веры. Если веришь в себя, то все можно сделать, вообще все...
– Даже когда мастерства нет?
– Да хоть чего, лишь бы организация была. Если ты понимаешь, как правильно выстраивать игру, то все реально. Но нельзя ломаться, а они сломались. Напихал и сказал: «Они к нам приедут, и мы их обыграем, но если вы будете в это верить! А если без веры выйдете, то мы опять проиграем, опять 0:5 будет!»
– Скучаете по временам в «Ростове»?
– Очень. «Ростов» останется в нашей жизни навсегда как одна из лучших страниц нашей тренерской карьеры. Мы получали огромное удовольствие от работы там. Мы жили одной семьей. А какие замечательные женщины работали на базе! Какими уютом и заботой они окружили нас, какие тепло и доброта исходили от них, как они радовались нашим победам и переживали после поражений! Огромная благодарность работникам базы! А какие болельщики! Это хороший период жизни, и мы его ценим, как и любой другой.
Всевышний делает все для чего-то, и я ребятам так говорю всегда. Вот пример: ЦСКА выиграл в Казани, мы выиграли тяжелейший матч в Грозном в тот «серебряный» сезон. И в раздевалке все расстроенные, кто-то даже плачет. Я говорю: «Имейте совесть! Всевышний весь год вам помогал, были матчи, которые мы не должны были выигрывать, но выигрывали. Но в последний день он не помог и смотрит на вашу реакцию: вы будете благодарить за весь год или будете обижаться за последний день. Поймите для себя!»
И после этого я почувствовал, что ребята поняли степень значения этой помощи Всевышнего.
Ко всему отношусь так – это для чего-то. Вот те же последние голы в «Рубине», пропущенные в концовках. Все равно это для чего-то: чтобы мы правильно поняли свою работу, сделали выводы, искали в себе ошибки. Просто так ничего не бывает.
«Ростов» останется в нашей жизни навсегда как одна из лучших страниц нашей тренерской карьеры. Мы получали огромное удовольствие от работы там»
«ЕСТЬ ПЛЕЯДА ИГРОКОВ „РУБИНА“, КОТОРАЯ ПРОПАЛА – ЭТО МОЯ ВИНА»
– В «Ростове» вы из ничего создали сенсационную команду.
– Они в умах поменялись. Когда мы пришли и было первое собрание, команда находилась на последнем месте, сказали: «Мы сюда приехали для того, чтобы играть в Лиге чемпионов». Так они это вспомнили, когда сыграли с лучшими клубами Европы. И Калачев в раздевалке говорит: «Бекиич, вспомнил то собрание – клянусь, я думал, что вы блефуете».
– А вы не блефовали? Вы верили?
– Пример Казани показал, что при соответствующей отдаче игроков и тренерского штаба, всего персонала, можно добиться многого, нужно верить и работать на сто процентов всем в клубе. А как ментально игроки поменялись! Они на поле все выжигали и обыгрывали команды, которые превосходили нас в мастерстве. При соответствующей организации игры, страсти, бойцовских качествах и уважении к своим партнерам, можно добиться многого.
– Можно добиваться больших успехов без звезд и топ-исполнителей?
– Сарри же доказал это. «Наполи» идет в лидерах без больших звезд, в целом это игроки среднего уровня и перспективная молодежь. Недалек тот день, когда он возглавит топ-клуб. Поэтому его считаю лучшим тренером на сегодняшний день. Он учит игроков думать. Сила тренера заключается именно в этом. А в России — и в профессиональном отношении к футболу.
Недавно я ездил на похороны супруги Баляйкина. По сей день у меня такое чувство сожаления, что не до конца раскрыл этого парня. И вот хотел прям там в Лениногорске извиниться перед ним. Но не стал этого делать. У меня сидит это внутри. Есть ведь плеяда, которая просто пропала... Женя – талантливый парень, мог играть на самом высоком уровне, но, видимо, я что-то не так сделал. Вот это со мной останется на всю жизнь. Ленар Гильмуллин моя непроходящая боль.
Алан Касаев... Он ведь здорово играл, но потом все хуже и хуже. Свой потенциал он так, считаю, и не раскрыл. И это тоже моя вина. Я хочу сказать, что если ты научил игрока думать, а это очень важно, то ты действительно тренер.
Для нас главное изменить сложившееся стереотипы. После перерыва в матче с «Локомотивом» ребята выходили и кричали: «Так же, так же! Душим!» – они чувствуют, что получается. Контроль ведь был, и «Локомотив» пытается что-то сделать, но когда структурно мы правильно расставлены, то они не знали, что сделать. Ребята знали, как взаимодействовать против четырех, против пяти. А еще они получали удовольствие – это очень важно. Тогда тренер и игрок начинают верить в свое дело.

– Чего не хватает для того, чтобы такие матчи приносили результат?
– Творческих игроков. Вот вам простой пример. В 2008-м мы отбивались вдесятером сзади, стали чемпионами. А в 2009-м один человек пришел в команду – Домингес: мы больше всех забили, меньше всех пропустили, взяли второе «золото». Один человек только пришел! Он творческая личность, при нем сразу все стали раскрываться. Я ведь не учил его ничему, а просто говорил, что нельзя делать. А дальше он уже играл по ситуации. Вспомните победный матч в Барселоне: Нобоа прочитал пас Месси на Хави, в подкате выбивает к Домингесу, а он делает такую паузу, за которую Гекдениз убежал и получает такой пас, что ему даже не надо было обрабатывать, сразу ударил в касание. Если бы Чори отдал бы сразу, то Гекдениз обработал бы и защитник его встретил, а Домингес ещё на паузе и защитника держал до последнего.
– Такого игрока воспитать невозможно?
– Смотря до какого уровня. До уровня Домингеса – невозможно. А до уровня Нобоа – можно. Но то, что Домингес делает интуитивно, другие игроки просто не воспринимают. К примеру, говорим футболисту: «Прими вполоборота мяч. Ты видишь этого игрока, другого». Но он принимает лицом, потому что школы нет, у всех. Эти вещи вроде бы простые, но годами это уже выработано и не меняется. Вот такого креативного человека нам не хватает. Возьмите всех лидеров чемпионата, у них у всех есть такие исполнители: «Спартак», «Зенит», «Краснодар», «Локомотив», ЦСКА.
«В 2009-м один человек пришел в команду – Домингес: мы больше всех забили, меньше всех пропустили, взяли второе «золото»
– В «Ростове» ведь их тоже не было?
– Были: Нобоа, Калачев, Полоз, Ерохин. Он были голодными до игры, до всего, при отсутствии зарплаты по 6-7 месяцев. Нам удалось их ментально поменять. А менталитет очень важен. Я был на одной закрытой конференции в Италии (только для тренеров итальянских клубов), но в силу знакомств удалось её посетить. У всех на первом месте стоит менталитет.
– Вы часто говорите о менталитете и это вызывает много вопросов, потому что не все до конца понимают о чём вы говорите. Ключевое в этой трансформации – это отношение к делу?
– Да. Но и нужно правильно относится ко всем без исключения моментам. Что есть, когда ложиться спать, когда просыпаться, как проводить свободное время. Это все составляет современную систему ценностей и принципов профессионала. Не только, когда вышел на тренировку, ушел, перекусил и все.
– Вы говорите игрокам, что есть?
– Конечно. Но порой едят то, что хотят. Кто-то прислушивается, но многие нет. Недавно один игрок пошел в ресторан, отравился – пропустил игру. Кое-как откачали. Ну зачем ты идешь в ресторан? Поешь дома! У нас ведь есть методики по питанию.
– Каково процентное соотношение вклада тренера, игроков, менеджеров в успехи клуба?
Это сложный и важный вопрос, если тренера приглашают в клуб, где выстроена инфраструктура на высоком уровне дающая стабильно высокий результаты, например, «Бавария», то роль тренера значительно ниже, чем если тренера приглашают в клуб, где необходимо создавать инфраструктуру, при этом давая необходимый результат. Роль управленческого аппарата в подборе кадров, в правильно выбранном стратегическом направлении и ее реализация очень важна. Она определяющая в клубе, который хочет добиться высоких результатов в Лиге чемпионов. Уверен в этом. Нам необходимо восстановить все то что было и идти дальше. Да есть сожаление, что мы вновь потратим на это время, но ничего страшного. Главное то, для чего мы в итоге пришли.
«Если тренера приглашают в клуб, где выстроена инфраструктура на высоком уровне, то роль тренера значительно ниже, чем если тренера приглашают в клуб, где необходимо создавать инфраструктуру, при этом давая необходимый результат»
«ПОНИМАЛ, ЧТО РЕЗУЛЬТАТА НЕ БУДЕТ»
– Вы добились успехов в «Ростове», какая у вас была мотивация возвращаться в «Рубин»? Может быть там нужно было продолжать строить команду?
– В «Ростове» сейчас хороший президент, губернатор обещал поддержку, думаю там все будет хорошо. Но когда поступило предложение из «Рубина»... Мы сразу согласились не задумываясь, понимая, что предстоит тяжелая работа.
– Никаких бесед с Рустамом Миннихановым перед возвращением у вас не было?
– Нет, не было. Я его поздравлял с юбилеем, у нас нормальные отношения. Более того, я ему благодарен за помощь, в одной личной ситуации. Решил семейную проблему и поступил по-человечески.
– То есть в «Ростове» у вас не было желания доказать что-то тем, кто остался в Казани?
– Кому-то что-то доказать – этого в моей природе нет вообще. И даже себе. Мы стараемся работать так, как должно. Когда мне говорят, что надо доказать, я этого не понимаю. Кому? Что? Я просто работаю, как вижу, как должно быть правильно. И если что-то не получается, значит это моя вина. Получается – дай Бог.
Вот когда вернулся в «Рубин», то слышал: «Ты должен доказать». Аллах свидетель, вообще не было таких мыслей! Прежде всего наш приход сюда связан с падением инфраструктуры. Все, что мы годами создавали, сейчас, мягко говоря, не в том состоянии. И наша задача – это воссоздать. Мы понимали, что результата не будет, особенно после первого сезона, когда увидели, что нет боеспособного коллектива, в голове безразличие.
– Даже у молодежи? Для Ахметова и Жемалетдинова поработать с Бердыевым – это не мотивация?
– Тот же Жемалетдинов только в последнее время начал меняться. Потенциал у него высокий, но ментально нужно поработать. Желание учиться должно быть. Надеюсь, что поменяется. Есть в нем потенциал. Ахметов только в последних матчах немного поменялся. Действительно он сейчас неплохо тренируется.
«В плане интеллекта футбольного у Бауэра есть огромные пробелы»
– Со стороны кажется, что самый профессиональный в «Рубине» – Мориц Бауэр. Это так?
– В плане профессионализма – да. Но в плане интеллекта футбольного – есть огромные пробелы. Мне в какой-то момент надоело, я уже при всех спрашивал его: «Мориц, мяч — вот здесь, вот ситуация, ты где должен быть? – Вот здесь. – Уверен? – Уверен». Включаю запись, а он стоит в другом месте, нам из его зоны гол забивают. (Интервью состоялось до продажи Бауэра в английский клуб «Сток Сити», футболист был продан за 5 млн евро — прим. ред.)
– А Цакташ?
– Он немного другой по менталитету – старательный. Но такого постоянства, как у Бауэра, привычки держать уровень – этого у него нет. Он чуть-чуть не играет и затухает. А Бауэр играет или не играет, но все равно пашет на тренировках, остается на фитнес. Он как типичный немец – очень старательный. Цакташ держит планку, но порой опускает её.
– Не все понятно с Рочиной. Он кажется тем игровиком, которого, как вы говорите, вам не хватает.
– Он привык играть. Спрашивает: «Почему не выхожу?» Объяснили, показали запись тренировки. Все, что касается работы с мячом – да, но как только он без мяча, то его нет на поле. Есть структурные позиции в обороне и в атаке, а он свободный художник. Одна неправильная позиция все ломает, играет так, как он хочет. Пытается перестроиться, но все равно когда не играет, то ломается. Он не Бауэр или Камболов.
– Камболов тоже пашет?
– Если у него травма и он не играет, то переживает, идет в фитнес, работает, прям хочет играть, вернуться. Видно, что он переживает.
«Рочина привык играть. Все, что касается работы с мячом – да, но как только он без мяча, то его нет на поле»
«ИГРОКАМ „РУБИНА“ НУЖНО МЕНЯТЬ ОБРАЗ ЖИЗНИ»
– Что Вы поменяли в тренировочном процессе?
– После нулевой ничьи с «Зенитом» мы перестроили весь тренировочный процесс полностью. Вообще хотели это сделать ещё в «Ростове», но в чемпионате мы начали выигрывать одну игру за другой, идем в лидерах и решили ничего не менять. А когда пришли в «Рубин», то сразу поняли, что сразу на новый принцип не перейдем, потому что команда не была готова.
У нас вообще было 25 человек на сборе. Это неправильно по своей сути. Это слишком много. Должно быть около 17 игроков, плюс 3-4 игрока – это молодежь. Это хотя бы управляемо. Но когда 23-25 игроков и все на больших контрактах, все со своими амбициями, кому-то футбол нужен, кому-то не до него, то это тяжело...
– А почему команда не была готова?
– Потому что внутреннее восприятие было другим. Опять же менталитет. Это значит образ жизни поменять, вообще все! Отношение к мелочам, профессиональное отношение в быту. Есть мелочи, на которые футболисты вообще раньше не обращали внимание.
– Например?
– Пас под дальнюю ногу. Кто-то просто дает пас и все. А пас под дальнюю ногу многое определяет в атаке! И настолько у игроков это уже укоренилось, что они на эти вещи просто не обращают внимание. Концентрация – сколько матчей мы проиграли из-за её отсутствия? Максимальной концентрации нет. И этого умения сохранять концентрацию в «Рубине» нет. Нет и не было вообще. А это исходит именно от менталитета.
– Он воспитывается?
– Воспитывается, но понимаете, если человек всем доволен, у него жизнь сложилась, какая ещё концентрация? О чем разговор? Ну выиграла команда – получил пару тысяч в виде премии. Ну и что, если контракт многомиллионный? Зачем ему это, если он сытый?
– Все игроки такие или все-таки есть голодные?
– Нет, не все. Есть профи и к ним относится Янн.
«Есть профи и к ним относится Янн. Он с этим рожден, на этом воспитан»
– Надо же.
– Да! Он с этим рожден, на этом воспитан. Был небольшой эпизод в начале, когда он был таким. Но на сборах я сказал ему: «Янн, ты же другой». Мвила говорит: «Коуч, я все понял». Мы говорили буквально пять минут.
– Сонг? Он же играл в Англии, у него нет этого менталитета?
– А сколько матчей он играл? И когда? В последние годы или на замену выходил, либо в запасе оставался, либо через матч. У него не было вот этой стабильной игры по 90 минут сезон за сезоном. Потенциал у него высокий в плане контроля [мяча], но в плане игровой дисциплины есть проблемы. Он ко мне тоже подходил и был разговор: «Коуч, почему я не играю?» А потом у него начались семейные проблемы. Он ведь очень эмоциональный, когда с женой начались проблемы, то ему уже стало не до футбола. Хотя можно было как-то перезагрузить его карьеру, но семейные неурядицы все-таки сильно на него давили –приходил и говорил: «Я больше не могу, можно я улечу домой?»
– Другие игроки?
– У остальных только недавно перед матчем с «Зенитом» в Казани началось какое-то преображение. Тогда уже увидел, что команда меняется и ментально немного другая. Я тренерам сказал, что скорее всего после «Зенита» будем менять тренировочный процесс и мы поменяли.
– А что именно вы поменяли?
– Это изменения в плане комбинационной игры и футбольного интеллекта. Нужно это закладывать. До этого у нас были более простые решения, наигранные комбинации, дисциплина и все. Была импровизация и позиционная атака практически не наигрывалась. Да, цена ошибки очень велика, но я сейчас даю игрокам право на эту ошибку в играх. Это позволяет более уверенно контролировать мяч. Большие команды как раз и отличаются этим умением держать концентрацию, и второй тайм играют сильнее.
– Неужели в Европе игрокам тоже объясняют такие простые вещи: пас под дальнюю ногу, не филонить на тренировках и так далее?
– Там профессионалы. Вот возьмите Наваса. Умение играть на высоком уровне до сих пор — это тоже профессионализм. Он ведь не думает, он многие вещи делает автоматически, в него это заложили на юношеском уровне. Почему в свое время мы пригласили в интернат испанцев? Прежде всего это развивает мировоззрение и игровую философию. Но потом их выгнали и сделали то, что перечеркнуло всю нашу работу. Поэтому у нас в планах восстановить это.
«Лестьенн – жертва системы с тремя центральными защитниками. Если бы было в команде два быстрых центральных, то как вариант мы могли играть бы в схему с четырьмя защитниками и Лестьенном на фланге»
– Оцените Лестьенна? Он при вас выходил и даже забивал, но в последнее время перестал играть.
– Вообще Максим – жертва системы с тремя центральными защитниками. Если бы было в команде два быстрых центральных, то как вариант мы могли играть бы в схему с четырьмя защитниками и Лестьенном на фланге. Край – это его. Он привык получить мяч во фланге, обыграть, пройти. Но сейчас он в порядке, на него приятно смотреть на тренировках. Но когда мы играли в 5-4-1 или 5-3-2, то пытались его использовать, но все равно его на край тянет. Он вырос на этом краю, там привык получать мяч, а смещение в центр с мячом – это его сильное качество. Но вот получать мяч в центре – это не его.
– Он может ещё помочь команде?
– Тренируется он хорошо, вообще нет никаких претензий. Он изменил отношение. Тех проблем, о которых писали и говорили раньше, сейчас вообще нет. Но в связи с тем, что финансовое положение тяжелое, он хочет уехать. Супруга у него болела, перенесла операцию на сердце. При этом она все равно приехала сюда, а он отпрашивался на операцию. У него непростая судьба. Это давит, выбивает его. Хотя он очень старается, парень действительно старательный. Но он уедет, потому что ему с супругой здесь тяжело.
– Набиуллин способен вырасти в серьезного игрока? Этого давно ждут.
– В последних матчах мы увидели того Набиуллина, который нам нужен. Его проблемы заключались в тактике, он не всегда понимал детали. Потому что это очень сложная позиция. Мы называем крайних защитников – «бортовые». Нужно в каждой ситуации принимать индивидуальное решение по мячу, сопернику, позиции. Если в других позициях более-менее все понятно, то здесь сложнее. Это еще и сумасшедший объем работы – туда-обратно. Набиуллин, Бауэр, Кузьмин – самые объемные игроки в команде. У них по два сердца. Набиуллин именно в последних матчах становится тем, кто нам нужен. И он это сам чувствует, вдохновение приходит. В уме он поменялся, я надеюсь, что он будет и дальше расти.
– Были слухи, что в «Рубине» его готовы продать.
– А так и было летом: интерес был, разговоры, но официального предложения не поступало. Но клубу он нужен, я вижу по последним матчам, особенно с «Локомотивом», где он действительно выглядел здорово.
«Карадениз – боец. Вклад в историю «Рубина», который он совершил, огромен и это заслуживает большого уважения»
– Карадениз при вас играет чуть больше, результативно. Но физически ему уже тяжело, разве не так?
– У нас мало бойцов, которые могут играть через не могу. Они в зоне комфорта, а Карадениз – боец. Вклад в историю «Рубина», который он совершил, огромен и это заслуживает большого уважения. На тренировках Карадениз выкладывается на 100 процентов.
– У него есть амбиции стать тренером?
– Он хотел к нам приехать учиться ещё в «Ростов», когда не знал, что мы вернемся в «Рубин». Нужно смотреть его потенциал. Но он записывает все тренировки, много матчей смотрит. Иногда спрашивает, какую игру посмотреть. Советую: «Посмотри „Наполи“ и „Манчестер Сити“ и подготовь отчет». Он сделал и для футболиста неплохо, для тренера сыровато, но потенциал есть. Он же упертый, если чего-то захочет, обязательно добьется.
– А кто сейчас в «Рубине» составляет костяк? Вокруг кого строиться команда, кто создает климат, дух?
– На сегодняшний день это Навас, Рыжиков, Камболов, Гекдениз, Кузьмин – они неравнодушны. Знают, как завоевывают чемпионство и каких трудов это стоит. Руслан может и голос повысить на кого-то, к себе требователен. Так он и с других требует такого же подхода. Его больше как защитника вижу, но в силу необходимости мы ставим его в полузащиту. Не знаю, кто сейчас будет в команде в ходе зимы, на какой он позиции в итоге будет.
«Руслан может и голос повысить на кого-то, к себе требователен. Так он и с других требует такого же подхода. Его больше как защитника вижу, но в силу необходимости мы ставим его в полузащиту»
«Я СОСТАВИЛ СПИСОК, С КОТОРЫМ ГАРАНТИРОВАЛ ВЫХОД В ЛИГУ ЕВРОПЫ»
– Какие позиции хотелось бы усилить зимой? Новичков какого плана вам хотелось бы видеть вне зависимости от того, какие финансовые проблемы испытывает клуб?
– Нам нужен центральный хавбек созидательного плана. Найти будет сложно, есть варианты, но пока не понятно, отпустят ли их в аренду.
– Правда, что вы хотели видеть Кузяева в «Рубине»?
– Правда. И был большой шанс, что он перейдет. Хотели привести сюда Полоза, Ерохина и Кузяева.
– Значит, его скачок в этом сезоне вас не удивил?
– Нет, Далер – умный игрок. Кузяев ведь играет практически без потерь, а это очень важно для игрока средней линии. Он совершает большой объем работы и хорошо видит поле. Кузяева уже давно хотели подписать, ещё в «Ростов». Тогда мы не договорились с клубом.
– Сверху эти трансферы одобрили?
– Я ведь список составил и говорил, что с таким составом гарантируем Лигу Европы. Но не знали, что будут делать с другими игроками «Рубина». «Это вы сами решайте, но вот этих купите и будет Лига Европы». В первый год не чемпионство, а зона Лиги Европы. Вроде бы договорились, но потом начались разговоры про финансовый фэйр-плей, возникла пауза, и «Зенит» активизировался, все трое ушли туда из-за этой заминки. Сначала одного игрока нельзя, потом другого... Потом понял, что будет непросто.
«Нобоа в международных матчах был ключевым игроком. Он там максимально выстреливал, умел сконцентрироваться»
– Вы не говорите про Нобоа. Что с ним происходит? Он потерял мотивацию?
– Не знаю, что у него внутри. Может быть, он видит, что на него не рассчитывают и он ломается внутри. Кристиан тренируется, других ставят и ставят, а его нет. Так можно сломаться. А потенциально здоровья у него много. Он умеет правильную позицию занять в отборе и прервать атаку, закрыть зону.
– В вашем «Ростове» он был ключевым игроком?
– Да, особенно в международных матчах. Он там максимально выстреливал, умел сконцентрироваться, свою максимальную самоотдачу он показывал именно в этих матчах. Он ведь забил и «Андерлехту», «Баварии», во многих матчах отдавал голевые передачи.
– Его возвращение в «Рубин» реально?
– Во-первых, только если в аренду. Во-вторых, многое будет зависеть от финансовой ситуации в «Рубине». Много вопросов.
– Как вы оцениваете сейчас шансы занять место в зоне еврокубков? Достижимо?
– Отрыв существенный, но побороться реально. Все будет зависеть от ситуации в клубе.
«Сразу понял на первых сборах, что не получится волшебства, потому что ментально игроки другие: не голодные, не пашут, через не могу не играют»
– Все ожидали, что Бердыев – волшебник, который сразу даст результат, а оказалось, что нет, и нужны условия.
– Да, согласен. Это ведь наоборот хорошо, потому что все должны понимать, что чудес не бывает.
– Почему этого «волшебства» не случилось?
– Сразу понял на первых сборах, что не получится, потому что ментально игроки другие: не голодные, не пашут, через не могу не играют. То, что было в «Ростове», здесь такого не было. В «Ростове» – бойцы, которые высекали. Они себя не жалели и других. А здесь игроки другие. Ментально они другие люди. Я почему так много говорю про пресловутый менталитет? Ну они другие и с ними нужно работать. В «Ростове» волшебство было основано на нем, на страсти, желании. Здесь этого пока нет, но уверен, что будет.
А вы верите в Рубин?[/b]
Нет, тут уже ничего не исправишь Да, его главные победы впереди - дайте срок Верю в Бердыева, но клуб - это не только главный тренер
А вы верите в Рубин?[/b] Нет, тут уже ничего не исправишь 0 | 0% Да, его главные победы впереди - дайте срок 0 | 0% Верю в Бердыева, но клуб - это не только главный тренер 1 | 100%
голосование результаты
Всего голосов: 1
Интересные новости
Также по теме
Лента новостей
Все новости
Лучшее за неделю
© 2017 Все права защищены
ЦиркулярЪ - новостной аналитический портал, который собирает каждый день только свежую и актуальную информацию со всего земного шара.

zircularpress@yandex.ru

» » Курбан Бердыев: Нельзя ломаться. Если веришь в себя, можно сделать все. Вообще все...